Когда мне было пять лет, мой биологический отец покончил жизнь самоубийством.

Мне казалось, что я сделала что-то не так, что если бы я вела себя как-то по-другому, может быть, он бы был жив. Вскоре после этого моя мать снова вышла замуж, и этот человек был моим отцом до девятнадцати лет. Я называла его папой и носила его фамилию. Но когда он и моя мать развелись, он просто ушел. Снова, я задавалась вопросом, что со мной не так, что я не могу удержать отца.

Мать снова вышла замуж, и Боб был замечательным, добрым человеком. Мне уже было двадцать, и я больше не жила дома, но я чувствовала большую любовь и привязанность к нему. Через несколько лет моей маме был поставлен диагноз: рак и ей давали плохие шансы.

Незадолго до ее смерти Боб пришел ко мне, один. Мы говорили о многом, а потом он сказал мне, что хочет, чтобы я знала, что он всегда будет рядом со мной, даже после того, как мама уйдет. Затем он спросил, может ли он удочерить меня.

Я едва могла поверить своим ушам. Слезы текли по моему лицу. Он хотел меня — меня! Этот человек не имел никаких обязательств передо мной, но он делал это от чистого сердца, и я согласилась. Во время процедуры удочерения, судья был очень удивлен, но после наших объяснений, со слезами на глазах поблагодарил нас за то, что мы делаем, и объявил нас отцом и дочерью. Мне было двадцать пять лет, но я была его маленькой девочкой.

Три года спустя Бобу тоже был поставлен диагноз рак, и он умер через год. Сначала мне было больно, и я сердилась на Бога за то, что он забрал и этого отца у меня. Но в конце концов любовь и понимание, которые я чувствовала к отцу, снова пришли, и теперь я благодарна за те годы, которые у нас были. В День отца я всегда размышляю о том, что я узнала об отцовстве. Я узнала, что это не зависит от кровного родства или даже от воспитания ребенка. Отцовство — это вопрос сердца.

Дар Боба будет согревать мою душу вечность!

published on novostiifakty.ru according to the materials storyfox.ru